Архитектура бизнеса

Вячеслав Хомутов, креативный директор и ведущий архитектор проектно-строительной компании «ХАУБАУС», о проектах свежих, нашумевших и утопических

 

— Почему для компании вы выбрали такое название, похожее на Bauhaus?

— Именно поэтому.

— Эта история всем хорошо известная, и не нуждается в представлении?

— Скорее это был объективный посыл: как-то я увидел кое-что, и подумал «Ни фига себе хаубаус!» И мне так понравилось это слово, что с тех пор оно сопровождает меня повсюду.

— Ваша деятельность – это создание лишь интерьеров в общественных заведениях, т.е. магазинах и ресторанах?

— Не совсем так, мы беремся и за интерьеры частных домов, но работа над коммерческими проектами более динамична и более стабильна, к тому же в этой сфере мы большие специалисты, имеем много готовых построенных объектов. Да и работа с частными клиентами имеет свои нюансы, т.к. они не всегда знают, чего хотят…

— Но они же могут довериться вам?

— На самом деле людей, готовых полностью даже профессионалам, не так и много.

— А в коммерческих проектах?

— Здесь все гораздо жестче. Существуют определенные требования к тем или иным заведениям, а их нарушение может повлечь за собой ощутимую потерю денег для заказчика. К примеру, аренда магазина в Москве может стоить до 50 тыс. дол. в месяц, и человек, могущий оперировать такими сумами, не станет придираться к мелочам, он склонен быстро принимать решение, которое не будет меняться в ходе строительства здания и оформления интерьера. Таким людям важен результат.

— Тем не менее, случалось ли, что ваш проект не устраивал заказчика по эстетическим соображениям?

— Конечно, случиться может всякое, но чем дольше мы работаем и чем более известными становимся, тем более заказчики склонны с нами соглашаться. Бывают ситуации, когда заказчик имеет некое свое видение проекта, и пытается донести его до нас. В случае, когда оно не противоречит нашим убеждениям, мы вместе приходим к наилучшему решению. Важно сделать именно то, что нужно клиенту, при этом используя те средства, которые мы считаем необходимыми.

— Приведите какой-нибудь пример расхождения вашего мнения с мнением заказчика.

— Недавно по нескольку раз в неделю мы летали в Москву и там встречались с замечательными ребятами – хотели в центре Москвы за 2 месяца построить культовое кафе для молодежной аудитории. Бюджет грандиозного проекта равнялся 60 тыс. дол. Наша работа проходила так: у нас рождалась какая-то идея, которая приводила всех в неописуемый восторг, но уже на следующий нас упрекали в непонимании и отсутствии желания сесть в одну лодку с заказчиком. Несмотря на подписанный договор, после 3-х недель подобной работы мы разошлись. Хорошо, что нам не дали аванс, т.к. возвращать деньги всегда неприятно.

— Интересно узнать о примере единения с заказчиком.

Ресторан «Шаляпин», очень удачный проект, где нам дали полный карт-бланш, и в результате получился один из лучших ресторанов в пригороде.

— Часто ли люди приходят к вам с готовой идеей?

— Нет, обычно мы все придумываем вместе с заказчиком.

— «Шаляпин» – это ваша придумка?

— Да.

— Каковы ваши действия в случае, когда существует привязка к какому-то реальному историческому персонажу?

— Прежде всего – идея. На нее надевается все остальное. В данном проекте большую роль сыграла выставка «Памятник Шаляпину», где я побывал. Но использованные мной гипсовые фигурки Шаляпина, как это ни странно, не стали основным лейтмотивом заведения.

— Говоря о непреложных правилах, что является наиболее важным элементом, при создании, к примеру, ресторана?

— Хороший повар.

— А если говорить об архитектуре?

— Она не обязательно должна присутствовать. Существуют хорошие рестораны, где сложно заметить какой-либо дизайн, впрочем, об этом не стоит писать.

— Каков ваш самый любимый проект в Петербурге?

— В данный момент это Le Goga, но вообще это тот проект, над которым мы в данный момент работаем. Интересно решать шахматные задачи, как в бутике Ballotin: маленькое помещение, которое необходимо было полностью заполнить, используя каждый сантиметр пространства. Мы смотрели на примеры «Унции», «Чай & Шоколад», которые тоже являются прекрасной работой, но…

— Вы выбрали свой путь?

— Да, хотя и не существовало здесь какой-либо легенды, присущей многим ресторанам, и определяющей их ауру.

— Какая легенда у Le Goga?

— Ну как же, это портрет хозяина, который, к слову, хотя бы раз в неделю должен быть выставлен за стойкой. Такая была договоренность, но он меня подвел. Хотя было приятно работать с ним. Но сейчас мы занимаемся новым интересным проектом – рестораном у Пяти углов, имеющий рабочее название X’REN.

— Среди ваших проектов бутик Caligula, Canali, Kiton в Москве, «Версия Н» в Петербурге. Сложно ли работать с подобными заказчиками?

— Все может быть решено уже на первой встрече. Обычно из пяти-шести разных встреч лишь одна приводит к подписанию договора.

— Интересно, как будет выглядеть «Версия Н», насколько она преобразится?

— Ну, там царит такой ампир…

— Как вы с ним боретесь?

— Просто игнорируем. Внедряем современные формы, делая вид, что этого ампира и не было. При необходимости все конструкции могут быть вынесены из помещения, которое в этом случае получит первозданный вид, охраняемый государством.

— Есть ли такие правила, или принципы, которые вы ни за что не станете нарушать?

— Форма – это объективное отражение содержания. Существует один канон, классический, но, к примеру, Филонов и Шагал реализуют его по-разному. Тут все зависит от человека, даже правильнее сказать, от личности.

— Бывает ли, что вы не соглашаетесь с идеей заказчика?

— Идея – это литературное слово, а то, чем мы занимаемся, скорее можно назвать пластикой. Иногда между словами и действиями человека пролегает пропасть. Но слова имеют значение. Бывает, что на первой же встрече с заказчиком становится очевидным, что о совместной работе не может быть и речи. В таком случае лучший вариант – это расстаться сразу же. И как хорошо, что мы можем это себе позволить.

— Вы чувствуете это интуитивно?

— Конечно, но в этом месте наш разговор грозит перейти в область психоанализа, а мы с вами договорились вопросы современной архитектуры и современного бизнеса. Мы наверняка сработаемся с человеком, который мыслит конструктивно и понимает, что он хочет. Хотя бывают исключения, например, вспомнить проект ресторана «Тритон»: мы сразу поняли, что не сработаемся с заказчиками, по эстетическим и идеологическим соображениям. Побывав в ресторане после его открытия, мы еще раз убедились в том, что это не наш стиль и не наш пусть – мы не смогли бы работать над этим проектом.

— А какой у вас стиль?

— Это сложно передать словами, но я знаю, что о наших проектах говорят, как об узнаваемых. Не настолько уж широк инструментарий архитектора. Существует конечное число материалов и приемов, то, что является частью дизайна, и подчас случается увидеть свои идеи, воплощенные буквально или несколько иначе.

— Мне кажется, что интерьеры, которые вы создаете, не имеют ничего лишнего, и в то же время имеют все необходимое. Кроме переменных величин, как клиенты, гости и посетители, в них уже ничего не может быть привнесено.

— Видимо, так и есть. Если говорить о бизнесе, немаловажным моментом является то, что на создание нового пространства «под ключ» у нас уходит 3-4 месяца. Это хорошие и удобные сроки, особенно если они сочетаются с идеальным качеством исполнения.

— Люди, которые приходят и будут приходит в устроенные вами заведения, должны иметь схожий с вами настрой на одну эстетическую волну?

— Важная задача любого коммерческого проекта – это привлечение как можно более полной аудитории, самых разных людей. И по ширине охвата можно судить об успешности проекта. Конечно, мне хочется создать что-то свое, совершенно особенное, что получит высокую оценку как среди любителей, так и среди профессионалов. Магазин и ресторан могут привлечь человека своим дизайном, но важен гармоничный союз содержания и формы. Например, срок жизни удачного ресторанного проекта составляет 3-5 лет, а дальше его необходимо либо обновить, либо он вступает в стадию «вечной жизни».

— Ради этого нужно идти на компромиссы?

— Я сделал серьезный вывод, что процентное соотношение эстетического и функционального в любом проекте составляет один к трем, и неплохо было бы закрепить его законодательно. Это один из моих утопических проектов.

— С чего бы вы предпочти начать, с многоэтажных застроек?

— Я бы их снес, это еще один мой утопический проект. Кстати, в Латинской Америке был такой прецедент.

— Человек всегда чувствует себя комфортно в правильно организованном пространстве?

— Несомненно. И города в целом это тоже касается. Ответственность тут несут не только архитекторы, а и власти.

— Можем ли мы последовать европейскому примеру, могут ли у нас произойти у нас какие-либо важные изменения?

— Ваш вопрос, по-моему, выходит далеко за рамки нашей беседы.

 

Беседовала Марина Скульская. Некоторые слова переставлены и изменены, однако несмотря на это, права на интервью принадлежат журналу Архидом.